История

Прогулки с риэлторами. Усадьба Комаровых на Большой Казанской

Она почти всегда попадала в кадр на снимках Спасской церкви, старинная усадьба, расположенная напротив храма, на углу Спасской и Большой Казанской улиц. Выглядит она несколько невзрачной и неказистой, зато её история напомнит нам о некоторых интересных уфимских семьях.

Квартал, где находится эта усадьба, расположен в средней части Казанской улицы. Первоначальная застройка жилыми домами здесь происходила в XVIII веке.

Градо-уфимская Спасская церковь. Справа усадьба Комаровых. Фотография ателье О.Ф. Герман.

В царское время усадьба значилась под номером 38 по улице Казанской Большой (или № 24 по пересекающей Спасской), нынешний её адрес – ул. Октябрьской революции 42 и 44 – два дома.

Исходя из явных признаков «древности» рассматриваемого углового дома, а также архитектурных приёмов позднего классицизма, в традициях которого возводился данный особняк, можно предположить, что время его построения – около середины XIX столетия. Ось симметрии чётко делит главный фасад особняка на две одинаковых половинки. Сам фасад пятиоконный, строго по центру его высится трёхоконный мезонин, причём среднее окно мезонина находится точно над средним окном первого этажа. В Уфе аналогичной архитектуры и времени построения – примерно 1840-50-е годы – были дома Маминых, Клементьевых, Сазоновых (снесённые в 1970-2000-е годы). Ещё одна любопытная особенность уфимских пятиоконников – проектированные в образцовых классических альбомах кирпичными, они почти всегда строились в деревянном исполнении. После варварского, почти тотального уничтожения старого города угловой Комаровский дом – ныне единственный сохранившийся в Уфе особняк подобного типа.

Ул. Октябрьской революции (Казанская), № 42.
первый (угловой) дом усадьбы Комаровых

С середины 1860-х годов изучаемой угловой усадьбой владел Комаров Владимир Алексеевич. Сразу оговоримся. В Уфе также были известны купцы-лесопромышленники Комаровы, которые находились в родстве с семьёй знаменитого русского художника Ивана Ивановича Шишкина. Но к рассматриваемой усадьбе они отношения не имели.

Владимир Алексеевич Комаров был сыном титулярного советника Алексея Мефодьевича Комарова, служил чиновником, службу начинал в Губернском правлении канцелярским служителем. Был дважды женат. 20 апреля 1855 года он обвенчался с мещанской дочерью Кадкиной Ольгой Григорьевной, обоим было по 25 лет. Детей, похоже, они не имели.

Вторым браком Владимир Алексеевич женился на Анне Михайловне Сипайловой – представительнице известного уфимского семейства. Про семейство Сипайловых, которые «оставили» название большого района Уфы, писали уфимские историки и краеведы М.И. Роднов, Б.А. Азнабаев, М.В. Агеева.

Анна Михайловна была дочерью коллежского асессора Михаила Дмитриевича Сипайлова. Последние годы жизни Михаил Дмитриевич служил в Уфимском земском суде старшим непременным заседателем. Имел четверых детей от двух браков: Александру (в замужестве Курковскую-Калугину) и Настасью (Ваткееву) – от первого брака, Анну и Павла Михайловичей – от второго.

Градо-уфимская Спасская церковь и усадьба Комаровых. 1910-е годы.

Венчание Владимира Алексеевича Комарова и Анны Михайловны Сипайловой состоялось 23 января 1866 года в Спасской церкви. Жениху на тот момент исполнилось 36 лет, невесте – 19. Среди поручителей были брат невесты Павел Михайлович Сипайлов и муж её старшей сестры Александр Яковлевич Калугин.

Жили молодые в рассматриваемой усадьбе, у них родились четверо детей: Дмитрий (в 1870 году), Мария (1872), Александр (около 1874) и Елизавета (около 1875). В 1868–1878 годах Владимир Алексеевич служил заседателем Уездного суда (как и его тесть), сначала в чине титулярного советника, а с 1869 года – уже коллежского асессора. В 1879–1880 годах Владимир Алексеевич исчезает из адрес-календарей, дата его смерти пока не установлена.

Хозяйкой же усадьбы вплоть до 1893 года остаётся вдова коллежская асессорша Анна Михайловна Комарова. В 1892 году она выдаёт замуж старшую дочь Марию за Алексеева Георгия Фёдоровича, сына почётного гражданина Вышнего Волочка, старшего унтер-офицера. В 1893 году Анна Михайловна проживает здесь с младшей 18-летней дочерью Елизаветой, сдаёт комнаты квартирантам, потом продаёт усадьбу купеческой жене Серафиме Фёдоровне Боголюбской и куда-то переезжает (возможно, в своё бывшее поместье).

Ещё на 1874 год жене коллежского асессора принадлежало около 150 десятин / гектаров земли возле сельца Загорный Приют, так в старину именовалась деревня Сипайлово. У него было другое прозвище – Зимогорье. Современные высотные дома в Сипайлово стоят на её земле. Именьице А.М. Комарова унаследовала вместе с братом Павлом Михайловичем Сипайловым от отца Михаила Дмитриевича Сипайлова. Брат в 1868 году пытался на болотах возле Поганого озера, вокруг которого ныне разбит парк, выращивать … кукурузу! Не удалось, только лягушки успешно разводились. Так что, обитатели Сипайлова, проезжая по улице Окт. революции, взгляните на старинный дом, где обитали хозяева всего вашего обширного и многолюдного района.

А в комаровском доме в 1896 году хозяин усадьбы опять сменился, её приобретает мещанин Василий Лаврентьевич Васильев, ему 30 лет, жене Елизавете Петровне – 18. По документам этого времени на усадьбе находятся деревянный дом с мезонином и пристроем, двухэтажный флигель, службы, бакалейная лавка. Стоимость усадьбы 1500 рублей. В 1898 году хозяин умирает. Молодая вдова Елизавета Петровна выходит замуж за топографа Владимира Францевича Зенкевича.

Летом 1902 года появляются новые хозяева – семья отставного ефрейтора Павла Ерастовича Никитина, купчую оформляют на жену Феодосию Егоровну, у них к тому моменту три дочери: Елизавета, Клавдия и новорожденная Александра. В 1907 году их старшая дочь Елизавета Павловна вышла замуж за крестьянина Дурнова Михаила Николаевича, вскоре родился сын Пётр. В 1911 году глава семьи Павел Ерастович Никитин трагически погиб – утонул, ему было 60 лет, осталась жена 48 лет, младшая дочь Клавдия 11 лет и семья старшей дочери. В таком составе они прожили до лета 1918 года. В 1916 году стоимость усадьбы составляла 3535 рублей.

В усадьбе Комаровых в разные годы, кроме владельцев, почти всегда проживали квартиранты. Благодаря удачному расположению почти в центре города, недостатка в желающих снять здесь жильё не было. Встречаются фамилии дворян (семьи Пироговского Ивана Николаевича, Кондратьева Николая Васильевича, губернского землемера Валерианова Владимира Николаевича), мещан (Григорьевы, Демокс, Камбулов И.В., Кобусов Г.П.). В 1911 году здесь проживали чиновники Управления земельных и государственных имуществ Асеев Дмитрий Ефимович и Огановский Доминик Яцкович.

Фрагмент карты города Уфы. 1911 год

Все данные о владельцах, членах их семей и квартирантах взяты из исповедных росписей Спасской церкви, к счастью, неплохо сохранившихся, находящихся в Национальном архиве РБ. Часть из них можно найти на исторической страничке сайта Спасского храма.

В 1887–1891 годах в доме усадьбы Комаровых квартировало очень интересное семейство. Фамилия Тюлькиных известна многим уфимцам. Наш знаменитый земляк художник Александр Эрастович Тюлькин провёл здесь самые первые годы своей жизни. Отношения в этой семье были весьма запутанными. Сначала в 1887 году здесь поселился Тюлькин Ераст Елизарьевич. В следующем году к нему была приписана «жена Варвара Андреевна и полугодовалый сын АЛЕКСАНДР».

Но в последующие годы Варвара Андреевна записана просто «крестьянкой», не женой. При этом в метрической записи Спасской церкви о родившемся 30 августа 1888 года  младенце Александре родителями его записаны крестьяне Уфимского уезда Архангельской волости деревни Дорогиной Соколов Порфирий Ананьевич и законная жена его Варвара Андреевна.

Почему-то Варвара Андреевна проживала на Большой Казанской без мужа, вместе (или просто по соседству) с Тюлькиным. Более того, в 1892 году она родила сына Петра, причём отцом опять записан Соколов. У неё был и третий ребёнок. Забегая вперёд, скажем, что 16 января 1900 года в той же церкви всё-таки был заключён брак между Ерастом Елизарьевичем Тюлькиным (уроженцем Вятской губернии и уезда, ратником ополченцем 1-го разряда из запасных, первый брак) и Варварой Андреевной Соколовой (второй брак). Тюлькин усыновил детей Варвары Андреевны, дав им свои фамилию и отчество. Интересная статья Светланы Гафуровой о семье Тюлькина с редкими фотографиями из архива художника Николая Пахомова размещена на сайте.

Картина А.Э. Тюлькина «Дворик». Из собрания музея им. Нестерова

В июле 1918 года усадьбу у Никитиных покупает Королёв Василий Николаевич. По данным М.И. Роднова, дворянин Василий Николаевич (1878–1946) принадлежал к семейству тех помещиков Королёвых, которые владели землями при деревне Королёво, что к югу от города, возле Мокроусовой.

Василий Николаевич служил некоторое время кассиром в Отделении Государственного банка, затем секретарём дворянства, в 1915-1917 годах  – земским начальником третьего участка Стерлитамакского уезда. В истории этого семейства есть очень интересная деталь: отец Василия Николаевича Николай Дмитриевич Королёв первым браком был женат на родной тётушке нашего знаменитого художника Михаила Васильевича Нестерова. В начале 1837 года в Александро-Невской церкви г. Уфы был заключён брак между ним и дочерью Уфимского Градского Головы купца Ивана Андреевича Нестерова девицей Марией Ивановной Нестеровой. С 1855 по 1861 годы титулярная советница Мария Ивановна Королёва проживала в доме брата Василия Ивановича Нестерова на Центральной улице. Второй женой Николая Дмитриевича (матерью Василия Николаевича) стала Любовь Стефановна.

Семья Василия Николаевича Королёва в 1912 году.
Фото из семейного альбома потомков.

У Королёвых ранее уже было владение на этом же участке Большой Казанской – усадебное место № 44, но в декабре 1917 года они продали его. Возможно, собирались уехать из Уфы или даже уезжали, но возвратились во времена Уфимской директории и купили эту усадьбу. После 1918 года и вплоть до 1926 семья Королёвых проживала в рассматриваемой усадьбе. В сохранившихся Духовных росписях Спасской церкви за 1925 год на усадьбе проживали Василий Николаевич с супругой, их шестеро детей, а также Надежда Николаевна Хасабова, вдова  известного уфимского судовладельца и общественного деятеля, которую они приютили после убийства её мужа в сентябре 1918 года и муниципализации хасабовской усадьбы (ул. Б.Казанская, 41).

Фрагмент Духовных росписей Спасской церкви за 1925 год.

По сведениям потомков, в начале 30-х Королевы переехали в Ростов-на-Дону и купили там дом. Василий Николаевич закопал все документы, указывающие на дворянское происхождение, в саду новоприобретённого дома, об этом знали невестка и одна из дочерей, которые и выкопали бумаги через несколько лет после смерти Василия Николаевича, когда репрессии стали менее вероятны. Потомки поныне живут в Санкт-Петербурге и Ростове.

В июне 1920 года часть усадебного места перешла «по договору» к некоему Шихмаметьеву Шарифулле. Непонятно, кто, с кем и о чём «договорился», но у каждого из хозяев, согласно данным переписи 1923 года, было по одному деревянному одноэтажному дому, не считая надворных построек, землю поделили пополам. В 1926 году у Королёва дом по-прежнему одноэтажный, в нём две квартиры, проживали две семьи, всего 9 человек.

Кто и когда построил второй дом (ныне № 44) на усадьбе, неизвестно, но принадлежал он в 1926 году Шихмаметьеву. Дом уже записан двухэтажным, в нём проживали три семьи, всего 22 человека. В годы НЭПА, в начале 1920-х годов некоторые одноэтажные уфимские дома «подросли» до вторых этажей.

Улица Октябрьской революции (Казанская), № 44.
второй дом усадьбы Комаровых

Попробуем оценить нынешнюю стоимость всей усадьбы. Напомним, согласно Окладным книгам, в 1916 году она стоила 3535 руб. Подсчитана была и площадь участка: «мер по Б.Казанской улице – 14 саженей 1 аршин, с противоположной стороны вдоль ручья – 18 саженей, по Спасской улице –  24 сажени и всего по плану 344,5 кв. саженей». Если учесть соотношение царского рубля и нынешнего, то вся усадьба (оба дома) должна бы стоить сегодня около 7 млн. руб. Но, конечно, сегодня эти дома за такие деньги никто бы не купил, да и рыночная их стоимость намного меньше. Дома уже в аварийном состоянии. Ценность может представлять лишь земельный участок в центре города (в 1926 году он был около 15 соток), если только в постсоветское время он был оформлен жильцами в собственность. Но, даже выкупив эти дома с участком, построить тут новый дом не получится: все дома здесь состоят в статусе «выявленных памятников» и находятся под охраной государства. Так что эта недвижимость сегодня представляет интерес только как объект для сдачи жилья в аренду. Как и много лет назад, такого рода недорогое (без особых удобств) жильё в центре города пользуется неизменным спросом у молодых семей и приехавших учиться студентов.

Согласно Постановлению СМ БССР за № 254 от 11.11.1991 г. настоящие здания входят в Охранную зону ул. Октябрьской революции (Казанской).

Дома усадьбы Комаровых были выявлены как здания-памятники истории и  архитектуры в 1992 году сотрудником НПЦ по охране памятников истории и культуры Егоровым П.В., включены в перечень выявленных объектов культурного наследия, подготовлены к постановке на государственную охрану. Первоначальное рабочее название было «Дома Никитиной», но связи со вновь открывшимися данными наименование ОКН (объекта культурного наследия) было исправлено на «Усадьба Комаровых».

Тарасова Т.В., краевед
Егоров П.В., историк ГУК НПЦ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *