История

Прогулки с риэлторами. Загадочные женщины в истории усадьбы Янчевских

Многим уфимцам, интересующимся историей нашего города, знакома эта фотография начала прошлого века.

На ней мы видим улицу Большую Казанскую (ныне Октябрьской революции), идущую вниз, на восток, от перекрёстка с улицей Телеграфной (Цюрупа). Справа – 1-я Пожарная часть и Полицейское управление, а слева – два дома усадьбы, о которой и пойдёт речь: первый с вывеской «Германъ», второй – «Аптека».

Согласно данным однодневных городских переписей 1879 и 1886 годов, владельцем этого участка в те времена был дворянин Владимир Ахмаметьев, представитель одного из самых старинных уфимских дворянских родов (фамилия писалась и как Ахмаметевы; в русских дворянских фамилиях такие случаи были, сравните: Шереметевы и Шереметьевы). Владимир Николаевич Ахмаметьев владел землёй в Белебеевском уезде (1071 десятина в Бакалинской волости на 1890 год), на 1883 год – уездный гласный (депутат) в Белебеевском земстве.

Ниже приведён фрагмент карты города Уфы 1852 года. Улица Большая Казанская идёт от Верхне-Торговой площади и после пересечения с Телеграфной сворачивает вниз направо.

Сразу за поворотом видно, что на участке (справа внизу с цифрой 28) сначала находился только деревянный дом. Розовым цветом на карте обозначены каменные дома, рыжим – деревянные.

Г-образный дом на плане и на фотографиях – это и есть угловой Ахмаметевский дом. На карте есть небольшая погрешность, осознанная лишь 160 лет спустя: угловой дом, стоящий на тупом углу, изображён слегка тупоугольным, на самом деле это не так, все его углы были строго прямые, а остававшееся до проезжей части пространство было пустым, и следующий на Телеграфной дом (недавно снесённый № 30) уже шёл не в продолжение линии Ахмаметевского дома, а просто вдоль улицы.

В своём уфимском доме хозяин, судя по исповедным росписям Спасской церкви, не проживал, дом сдавался внаём. Выстроен особнячок был в пять окон по фасаду, за образец взят один из альбомов классических проектов жилых и общественных зданий. Три средних окна были ближе друг ко другу, боковые же несколько разнесены. Между средними и боковыми окнами и на углах присутствовали пилястры. Далее на снимке перекрёсток, в правом нижнем углу – дом Янчевской:

А квартиранты в доме на углу Большой Казанской и Телеграфной (Окт. революции и Цюрупы) жили не простые!

Объявление в газете «Уфимские губернские ведомости» в 1881 году гласило: «Въ непродолжительномъ времени будутъ продаваться виды г. Уфы. Сниматься можно во всякую погоду отъ 9 утра до 5 вечера. Работы будутъ производиться подъ собственнымъ моимъ наблюдѣнiемъ. Фотографiя помѣщается на углу Большой Казанской и Телеграфной улицъ въ домѣ Ахмаметева. Фотографъ М.Г. Денисовъ».

Ярославский мещанин Матвей Григорьевич Денисов, 37 лет, с женой Александрой Тихоновной, 29 лет, двухлетней дочерью Марией и матерью проживал в этом доме и в 1886 году.

Затем на основе Денисовской фотографии здесь заработало фотоателье фотографа Льва Павловича фон-Бергхольца, а ещё позднее в этом же доме разместилось фотоателье Ольги Фёдоровны Герман, одной из самых загадочных женщин в истории уфимской фотографии.

Уфимские краеведы-коллекционеры, изучающие историю возникновения фотографии в нашем городе (Чечуха А.Л., Буравцов В.Н. и др.), уже давно пытаются разгадать эту загадку: кто такая Ольга Фёдоровна, откуда взялась, куда подевалась?

Ателье просуществовало в Уфе более двадцати лет, но удалось найти только одну архивную запись (Свице Я.С.): в 1901 году при рождении сына Георгия у германского подданного Гессау восприемницей выступила дворянская девица Ольга Фёдоровна Герман. И всё. Над крышей дома мы видим необычные наружные длинные планки в виде неких жалюзи, на самом деле это приспособление устроено для более правильного улавливания и распространения света в фотоателье.

Дом, в котором располагалось ателье Герман

Что интересно: дом хоть и выглядит на фото каменным, на самом деле, всё-таки был деревянным, что подтверждается некоторыми документами. Например, в раскладочной ведомости налогов на 1897 год указано, что на участке находятся: деревянный дом, флигель (виднеется на фото позади слева), баня, каретник, и уже появился двухэтажный каменный дом с аптекой (ныне детский садик), которая видна на первом фото.

Хозяин усадьбы тоже поменялся. Наступали новые времена, дворяне разорялись, продавали свои городские усадьбы, на смену приходили купеческие династии.

В 1890 году хозяевами на этом участке стали Софроновы. Очевидно, они и построили новый каменный дом. Тогда же здесь появился провизор Игнатий Карлович Янчевский, дворянин, хозяин аптеки. И хотя он был католического исповедания, тем не менее, в исповедных росписях Спасской церкви уже присутствует, причём с этого года и далее фигурирует в них как хозяин дома: «в доме Янчевского». Видимо, настоящие собственники, как и предыдущие, здесь постоянно не проживали, а имя Янчевского, как основного и многолетнего арендатора, закрепилось в названии нового дома.

Официально недвижимость в 1897, 1904, 1908 и в последующие годы была записана на жену купца Сафронову Варвару Алексеевну. Это ещё одна женщина-загадка, связанная с историей усадьбы.

Династия купцов Софроновых (писались также как Сафроновы, опять же вспомним вариативность старых русских фамилий: Сазоновы и Созоновы, Каншины и Коншины и проч.) также была известна в Уфимской губернии. Согласно ревизским сказкам, выходцы из города Уржума Вятской губернии, они были причислены в белебеевское купечество в 1833 году.

У Семёна Тимофеевича Софронова было несколько сыновей, наиболее известны из них Фёдор (около 1822 г. р.) и Алексей (около 1825 г. р.). Софроновы владели поташными заводами, имели даже свой буксирный пароход для вывоза товара. Всей Уфе известна знаменитая Софроновская пристань, Софроновский пляж, Софроновский (затонский) мост через Белую. Но кто из сыновей Семёна Тимофеевича был мужем Варвары Алексеевны и фактическим владельцем угловой усадьбы?

Софроновы были старообрядцами поморского толка, поэтому очень сложно найти их метрические записи, особенно в ранний период, до принятия ими православия (или единоверия). Однако достоверно можно сказать, что мужьями хозяйки угловой усадьбы, вокруг которой мы путешествуем, не могли быть ни Фёдор, ни Алексей. Разница в возрасте – около 40 лет. Женою Фёдора Семёновича (похоже, единственною) была Александра Назарьевна (умерла в 1915 году в возрасте 72 лет, будучи уже вдовой), они проживали в приходе Спасской церкви и были записаны в её росписях с припискою «раскольники».

Алексей Семёнович Софронов в 1871 году сочетался уже вторым браком с некоей Марией Николаевной. Наша же Варвара Алексеевна была примерно 1863 г. р. Есть основания полагать, что её мужем мог быть Андриан Семёнович Софронов, лесопромышленник, в списках уфимских выборщиков 1890 года он отмечен как купец 2-й гильдии, в 1891 году – член Совета Уфимского общества Взаимного Кредита. Это был её первый брак.

В 1909 году, бывши уже вдовой, она сразу же выходит замуж за своего «якорного арендатора» Янчевского Игнатия Карловича. В архивных документах Спасской церкви сохранился «брачный обыск», составленный 7 января 1909 года, о заключении брака между дворянином Игнатием Карловичем Янчевским, римско-католического исповедания, 71 года, и мещанской вдовой города Меленки Владимирской губернии Варварой Алексеевной Сафроновой, православной, вдовой по первому браку, 45 лет.

Янчевский Игнатий Карлович долгое время служил в Губернском попечительном о тюрьмах комитете, будучи там одним из директоров, «высочайше утверждённым в сем звании». Также владел аптеками.

Рекламное объявление 1899 года

При заключении брака «молодые» дали подписку о воспитании детей в православной вере. И хотя у Игнатия Карловича официально это был «первый брак», у семейной пары в том же 1909 году уже было четверо взрослых детей (так записано в исповедных росписях), Александр, Вячеслав, Мария, Ольга – с припиской «приёмные», но они были записаны Янчевскими.

Сын дворянина Александр Игнатьевич Янчевский родился 1 августа 1889 года в Уфе, окончил Уфимскую гимназию и 21 августа 1908 года поступил на юридический факультет Казанского университета. В августе 1909 года переведён в Николаевский (в Саратове) университет на медицинский факультет, но 17 августа 1910 года вернулся в Казань на третий семестр (курс) юрфака, где пребывал вплоть до 1912–1913 учебного года.

Студент (в документе указано Императорского Московского университета) Александр Игнатьевич Янчевский, 20 лет, в течение 1910–1911 годов успел дважды жениться. Вторым браком (в 21 год) – на дочери уфимского 2-й гильдии купца девице Екатерине Александровне Скриповой, 23 лет. При рождении в 1913 году у них дочери Ольги, восприемницей у новорожденной выступила «вдова дворянина Варвара Алексеевна Янчевская». Действительно, во втором браке Варвара Алексеевна прожила не больше двух лет: начиная с 1911 года имя Игнатия Карловича Янчевского исчезает из справочников.

Вдова закрывает аптеку, но в списках всех медицинских учреждений Уфы на 1916 года по этому адресу (Большая Казанская, 11, дом Янчевской) указан лазарет Всероссийского Земского Союза (телефон 617). Кроме того, в Златоустовском уезде в большом русском селе Дуван на 1917 год существовала аптека Янчевской, возможно, остаток бизнеса покойного супруга.

Варвара Алексеевна Сафронова-Янчевская оставалась владелицей этой угловой усадьбы по адресу Большая Казанская, 11 / Телеграфная, 26 вплоть до 1917 года. Согласно окладной книге на 1916 год городские власти оценили большую усадьбу с двумя основными домами и хозяйственными строениями в 13 419 рублей.

Если спускаться по этой, нечётной стороне улицы Окт. революции / Большой Казанской до самого конца, Монумента, то НИ ОДНО домовладение не могло сравниться по ценности с усадьбой Янчевской, ВСЕ следующие усадьбы стоили дешевле!

Это была самая дорогая недвижимость на улице Большой Октябрьской Казанской революции. Риэлторов сразу, наверняка, заинтересовала сумма. А сколько это по современному курсу рубля?

Существуют разные методики сравнения ценности рубля Империи и РФ, по золотому эквиваленту и др. Это очень сложный вопрос. В первую очередь, несопоставима покупательная способность. Современные уфимцы не приобретают овёс для лошади и конскую упряжь, скипидар и керосин в сколько-нибудь заметных масштабах, а наши предки упали бы в обморок, покажи мы им смартфон с чем там внутри находящимся…

Единственное, что не изменилось – это наша любимая ЕДА! Кушаем мы по-прежнему охотно сальцо и винегрет, колбасу и котлетку, кофеёк запиваем пирожными. Поэтому используем… картофельный коэффициент! (Рецепт).

В начале XX столетия картошку на уфимских рынках продавали пудами (16 кг) и стоил пуд картофеля от 10 до 15 копеек. То есть, округлим, килограмм картошечки стоил 1 копейку.

В наши дни, среднегодовая цена картошки в Уфе, конечно же примерно, составляет 20 рублей за килограмм. Остановимся на этой цифре. Значит, по покупательной способности, 1 копейка эпохи Николая II равняется 20 рублям эпохи… ну, сами знаете.

Следовательно 1 царский рубль равняется примерно 2000 рублей федеративных. Недавно на канале ОРТ сравнивали зарплаты до и после, у них вышло приблизительно такое же соотношение.

Возвращаемся к усадьбе Янчевской. Рыночная оценка этого домовладения (современный дом по адресу Окт. рев., 13 и пустое угловое пространство на перекрёстке) в 1916 году составляла 13 419 рублей, а сейчас – 26 838 000 рублей.

К сведению, проживающих в доме № 13 по Большой Казанской, если риэлторы заглянут на чаёк…

А последняя хозяйка была женщиной мудрой. Следила не только за курсом рубля, но и за политикой. И, как только большевики власть в Петрограде незаконным образом захватили, она тут же продаёт недвижимость.

21 декабря 1917 года дворовое место с постройками приобрёл у неё (сумма сделки – тайна) известный уфимский купец татарин Фаткулла Абдуллич Ягудин. На следующий день, 22 декабря 1917 года, тот уступил небольшую часть усадьбы купцу Василию Афанасьевичу Петунину, соседу справа.

Ягудин долго пребывал в иллюзиях, видимо, надеясь на возврат старого буржуазно-капиталистического строя. И лишь когда красные отряды Чепая подступали к Уфе, 10 мая 1919 года он продал бывшую усадьбу Янчевской Дрейзе Мордуховне Захаревич.

Советская власть экспроприировала недвижимость.

По переписи 1923 года два деревянных дома (бывшие хозяйственные строения) принадлежали на правах аренды коллективу советских служащих, двухэтажный каменный арендовала всё ещё Захаревич. В 1926 году половина усадьбы (два деревянных дома и каретник) принадлежали ЖСК (жилищно-строительный кооператив) «Новый быт», там стали проживать аж 26 человек (14 семей). А в каменном двухэтажном размещались аптека и амбулатория Общества Красного Креста РСФСР, здесь же проживали ещё 16 человек (7 семей).

Вот план усадьбы на 1926 год.

Угловой одноэтажный дом был снесён в 1970-х годах. По словам старожилов, он якобы мешал обозрению водителей троллейбусов при повороте. На нижеследующем фото он ещё есть:

В двухэтажном доме после аптеки и Красного Креста размещались детские ясли, потом детский сад, который находится и доныне.

Необходимо отметить, что особняк первоначально был краснокирпичным с белыми лепными наличниками, но в советские времена его фасад штукатурили, замазывали краской, сбили старые наличники и сделали новые, попроще, в 1960–1970-е годы с восточной стороны к зданию сделали пристрой с широким окном. Балкон с маркизою сломали, кованый козырёк сдали в металлолом, украшения на крыше – небольшой аттик – тоже снесли.

В советские времена изменилась нумерация: каждый дом усадьбы получил отдельный номер: угловой Ахмаметевский остался под № 11, а двухэтажный Софроновский стал № 13. Из-за этого «сдвинулась» нумерация домов на этом участке улицы Казанской (Октябрьской революции), из-за чего Софроновский особняк с детским садом ошибочно долгое время считали домом Петунина В.А. – правого соседа, у которого в царское время была усадьба с этим номером. Под этим наименованием он сначала был ошибочно включён в Список выявленных памятников архитектуры, но в прошлом году ошибка исправлена.

29 августа 2018 года Приказом Управления по Государственной охране ОКН РБ дом был внесён в Единый государственный реестр охраняемых объектов регионального значения как «Дом Сафроновой-Янчевской В.А.», 1890-е годы (РБ, г. Уфа, ул. Октябрьской революции, д. 13).

В статье использованы фотографии сообщества “«Волшебный фонарь». Старая Уфа в фотографиях”.

Татьяна Тарасова, краевед
Павел Егоров, краевед ГУК НПЦ

One Comment

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *