История

Исторические картинки. Воецкое

Устали, чай, дома сидеть? На телеканалах показывают автопутешествия, как например на «Спасе» замечательные очерки «Святыни России». Пора и нам в путь-дорогу. Два моста на запад, пролетаем над замёрзшей Белой, мелькнуло Подымалово, по трассе М-7 въезжаем в Кушнаренковский район.

В пути нас «сопровождает» замечательный художник, Павел Дмитриевич Шмаров (1874–1950), «русский Ренуар». Именно так называется страничка в живом журнале, автор которой знакомит с творчеством этого удивительного мастера. Благодарствуем! Выше картина Шмарова «Тройка» (1892 год).

Наша же тройка огибает по трассе большое село Шарипово, сворачиваем влево на дорогу в Чекмагуш, знаменитый своим молоком и краеведами. Вдоль дороги лежит небольшая деревня Воецкая, где многие уфимцы обзавелись коттеджами.

По истории этого сельца есть материалы в интернете, дополним туманные рассуждения журналистов. В 1793 году братья подпоручик Андрей и капитан Николай Григорьевичи Воецкие покупают землю на брегах речушечки Каряки.

На карте начала XIX столетия Воецкое представлено двумя отдельными поселениями, чуть выше деревни Акбашево, жители которой бросили старое жилище и переселились на новое.

Воецкие – дворяне из под Симбирска – на рубеже XVIII и XIX столетий двинулись на восток, покупая земли в Заволжье и под Уфой.

По всей видимости, большое Воецкое на карте – поместье Николая Григорьевича (умер до 1832 года, по сведениям самарского краеведа Т.Ф. Алексушиной). Н.Г. Воецкий был женат на Марии Николаевне Пекарской, тётушке первого уфимского историка – академика Российской академии наук Петра Петровича Пекарского. Семья дружила с Аксаковыми. Дети: Лев (1798 г. р.), Пётр (1800 г. р.), Николай (род. 23 апреля 1807 г.), Александр (род. 12 августа 1812 года, умер до 1849) и дочь Варвара (1803 г. р.).

Чадолюбивость Воецких сказалась на судьбе поместья и деревни. Карьера у многих проходила далеко от тихой Каряки и имение служило только источником финансовых поступлений.

В 1861 году сельцо Воецкое (Акбашево) состояло из 71 двора с населением в 455 человек крепостных. Рядом возвышался огромный барский усадебный комплекс, который обслуживал просто гигантский штат из 68 дворовых (32 муж., 36 жен.). Все эти повара, конюхи, лакеи, мажордомы, кучера, садовники и музыканты, по всей видимости, жили рядышком отдельным посёлком. Такой огромный штат крепостной прислуги свидетельствует, что дворянское «гнездо» Воецких собирало всех детей с их семьями, друзьями, знакомыми.

Где-то на зелёном бережку Каряки играли в карты и жмурки, пили шампанское, чаёвничали, купались…


П.Д. Шмаров. «Купальщицы на траве» (после 1925 года)

Судьба детей складывалась по разному: Лев – военный, дослужился до майора, проживал, скорее всего, в Самарской губернии, где у жены в Бугульминском уезде имелось большое имение в 2700 десятин (гектаров) земли. Здесь же у него числилось 11 душ дворовых, но отдельной усадьбы, видимо, не имелось, сказано лишь, что границы крестьянской земли проложили, минуя «заповедную господскую рощу».

Лев Николаевич Воецкий из уфимского имения выделял доли своим детям Надежде Львовне Солецкой и Павлу Львовичу Воецкому. Те тоже обитали далеко. Надюша (супруг – отставной полковник Андрей Антонович Солецкий) под землю набрала долгов и в июле 1867 года Санкт-Петербургская сохранная казна выставила её имение в сельце Акбашево (30,5 десятин «со всем строением») на аукцион. Хозяйка, видимо, пребывала на берегах Северной Пальмиры.

Поручик Павел Львович Воецкий получил долю семейного поместья при Акбашево (600 десятин, 65 душ крепостных и 6 дворовых – все мужики) уже в 1850-е годы. В декабре 1856 года на его собственность было наложено запрещение за долг в 8775 рублей серебром, растраченных П.Л. Воецким как квартирмейстером Одесского пехотного полка. Вдова поручика Вера Ивановна Воецкая скончалась 5 мая 1869 года в возрасте 50 лет, значит на старости лет она вернулась в Уфимский край.

После отмены крепостного права именно Львовичи унаследовали основную часть базарной площади с лавками в сельце, а Павел Львович, не собираясь утруждать себя хлопотами, передал право «владения и пользования этою площадью и лавками землевладельцу-же Никодиму Францевичу Ляуданскому», который не пускал мужиков торговать. К 1870-м годам все земли были проданы.

Пётр Николаевич Воецкий (1800–1858). Дослужился до чина полковника, кавалер, ордена давали за боевые заслуги, на гражданке служил судьёй Совестного суда, с 1851 года председатель Палаты уголовного суда, умер 13 июня 1858 года в возрасте 58 лет «от водянки».

Дачникам советую пройтись по улице Центральной (ныне Ленина). Исторический центр нашего города третий век украшает здание Дворянского собрания, теперь институт искусств с маленьким Шаляпиным в виде памятника.

Именно Пётр Николаевич Воецкий построил сей особняк. Осенью 1851 года строитель Дворянского дома полковник Воецкий приглашал на штукатурные и печные работы.

Предчувствуя кончину, видимо, болел, по завещанию от 7 мая 1853 года П.Н. Воецкий передавал имение, «за отделением следующей указной части супруге его, Полковнице Анне Андреевой Воецкой, родному племяннику своему, сыну отставного Майора, несовершенно-летнему Льву Львову Воецкому, а благоприобретённое родному брату своему, Ротмистру Николаю Николаеву Воецкому». Имение на 1860 год находилось в опеке и состояло из двух частей.

Полковник прикупил незаселённый участок рядом, а поместье ещё в 1850 году заложил в Приказе общественного призрения. В 1866 году за невыплаченную задолженность пустая земля выставлялась на торги.

Рачительный хозяин проживал на берегах Каряки, на его части родовой усадьбы служили 12 дворовых. А сама усадьба с выгоном занимала огромную площадь в 11 десятин (гектаров). Видимо, барский особняк стоял рядом с крестьянскими избами, границы устанавливались: «от усадьбы Г.г. наследников Воецких», «а на леве особая часть усадьбы того же сельца Г.г. наследников Воецких».

Когда на 2 июня 1869 года Уфимское губернское правление назначило торги на имение умершего полковника П.Н. Воецкого (613 десятин с имуществом, которое заключалось «в доме, флигеле и прочих строениях, находящихся на первом участке», оценка 2,5 тыс. рублей), из имения выделялась 1/7 часть жене покойного Анне Андреевне Воецкой. Ей супруг должен был по заёмному письму с 1859 года 3 тысячи рублей с процентами. А кредиторами являлись Уфимское отделение Государственного банка и Попечительный комитет о бедных.

Правда, по поводу якобы долга мужа жене, в ноябре того же года в Уфимской палате уголовного и гражданского суда было возбуждено дело «по прошению девиц из дворян Лидии и Ольги (Александровны) Воецких об уничтожении заёмного письма, данного дядею их, полковником Петром Воецким, жене своей Анне Андреевой Воецкой, в 3000 рублей». Чтобы избежать претензий других наследников, умиравшие супруги оформляли фиктивные заёмные письма (долговые расписки), дабы у вдовы осталась не только законная 1/7 часть имущества, а всё наследство. Остатки имения были распроданы в 1870-е годы.

Николай Николаевич Воецкий, третий брат, также служил, но вышел в отставку лишь ротмистром. Удачно женился на дочери генерал-майора Надежде Александровне Ростовской. В 1845 году он купил имение в Бугульминском уезде. Здесь же, на брегах Каряки ему принадлежало 820 десятин земли, 74 души крепостных и ветряная мельница.

Но семья проживала в Казани, где у супруги на улице Грузинской, 145 имелся каменный двухэтажный дом (и имение в Спасском уезде). Уфимское поместье Николай Николаевич продавал в 1851 году, на момент отмены крепостного права в собственниках здесь не значится.

Умер Н.Н. Воецкий, видимо, в конце 1870-х годов, лишь в 1880 году Самарский суд признал права наследников на Бугульминское имение.

Варвара Николаевна Воецкая (1803 г. р.) счастья найти не сумела. Семейного. В 1881 году крестьяне сельца жаловались, что «базарная площадь с устроенными на оной лавками находится в дер. Воецкой совершенно на противоположном конце деревни со стороны владения Варвары Николаевой Воецкой, а вовсе не со стороны владения Петра Николаевича Воецкого».

За старой девой числилось 9 мужских душ дворовых, крепостных отпустила за 5880 рублей. Имение числилось за Варварой Николаевной в 1874 году, затем переходит в другие руки.

При сельце Воецком также часть поместья принадлежала жене надворного советника Раиде Николаевне Новиковой (видимо, жена известного историка дворянства Валентина Аполлоновича Новикова, она купила или получила землю в 1850-е годы). Под господской усадьбой и выгоном у неё было более пяти гектаров. Продала в 1870-е годы.

А последним совладельцем поместья являлся Александр Николаевич Воецкий (1812 – около 1849), точнее его дочери Мария и Ольга. Девица 32-летняя Ольга Александровна Воецкая скончалась от чахотки 27 мая 1877 года. Была и третья дочь. 1 февраля 1914 года в Уфе умерла потомственная дворянка девица, то есть не бывшая замужем, 82-летняя Лидия Александровна Воецкая. Она была 1832 года рождения, вероятно, старшая дочь отказалась от наследства (земли и крепостных), почему не упоминается в судьбах поместья. Зато крестила племянников у сестры Марии.

П.Д. Шмаров. «Натюрморт с помидорами, яблоками и виноградом».

Среди выпускников уфимской духовной семинарии упоминается Павел Петрович Воецкий сын Петра Александровича Воецкого. Хотя в интернете эта семья священников возводится к дворянам Воецким, у меня нет таких данных.

Другая дочь А.Н. Воецкого Мария Александровна родилась в 1840 или 1841 году и уже в 20 лет выскочила замуж за молодого уездного лекаря 21-летнего поляка католика Никодима Францевича Ляуданского. О престиже рода Воецких говорит тот факт, что свидетелями новобрачных стали выдающийся учёный, статистик, редактор уфимских «ведомостей» Николай Александрович Гурвич и инженер-капитан Н.П. Сергеев, сын знаменитого уфимского помещика и инженера П.И. Сергеева, о котором много в сборниках «Река времени» опубликовала материала замечательный краевед Ольга Степановна Мордовина.

Семья Ляуданских была многодетная: Мария (род. 22 октября 1861), Никодим (27 июня 1866 – 4 мая 1868), Лидия (род. 22 сентября 1868), Ольга (род. 7 декабря 1870), Борис (род. 27 июля 1873), Владислав (1 октября 1875 – 15 июля 1876), снова Никодим (27 сентября 1877 – 1 апреля 1879), Юрий или Георгий (род. 4 августа 1879), Владимир (род. 24 января 1881).

Эта орава малышей резвилась на берегах Каряки, мать всех успела поставить на ноги, и 8 мая 1909 года в возрасте 69 лет Мария Александровна Ляуданская скончалась от рака, отпевали в Ильинской церкви.

Поляк-медикус быстро оценил прелести Кушнаренковского района и скупил всю землю Воецких. Он железной рукой навёл порядок в округе, взял мужиков за горло, русские, татары, башкиры только головами качали. Хозяин – пан! Łakomna na grosz (grosza), что в переводе на уфимский означает падкий на деньги.

Имение Н.Ф. Ляуданского располагалось между сельцом Воецким и деревней Верхняя Акбашева. Скорее всего, там издревле и находилась старинная усадьба Воецких.

На 1912 год возле дер. Воецкой лежало самое большое в окрестностях имение Н.Ф. Ляуданского – около 1800 десятин земли. Велось огромное хозяйство в 1550 дес. посева, держали 534 головы скота, в том числе 80 волов и 154 лошади. Винокуренный завод и мельница с нефтяным двигателем исправно дымили на всю округу, базарная площадь тоже оставалась собственностью барина.

Судьбы шести детей сложились по-разному. Мария Никодимовна Ляуданская в 1881 году обвенчалась с войсковым старшиной Оренбургского казачьего войска 29-летним Владимиром Павловичем Грековым. Ольга в 1890 году составила партию 27-летнему князю Вячеславу Александровичу Кугушеву, в 1892 году родилась дочь Мария, но жизнь не сложилась. Муженёк увлекался идеями Уго Чавеса и ушёл в революцию, бросив семью.

Третья дочь Лидия в феврале 1889 года обвенчалась с 32-летним католиком, инженером Владиславом Людвиговичем Мацеевичем, а в ноябре родилась дочь Мария. Супруг трудился в Уфе губернским архитектором, спланировал вокзал в Иркутске, строил Забайкальскую железную дорогу, украшал Харьковскую губернию, напоминает краевед В.Н. Буравцов в новой книге.

Сыновья были младше сестёр. Первый Борис удачно женился на дочери уфимского креза Марии Фёдоровне Чижёвой, в 1917 году руководил поместьем возле Подлубово к югу от города. Хозяйство перешло в его руки.

Юрий Никодимович Ляуданский закончил Уфимскую гимназию с серебряной медалью, затем учился на физмате Московского университета, выпуск 1903 года. Туда же поступил брат Владимир.

Сам же хозяин, Никодим Францевич Ляуданский скончался 2 марта 1917 года, в тот самый день, когда в Уфе узнали о гибели Империи. Неизвестно куда последовал вынос тела четвёртого числа, возможно на загородное кладбище в сельце Воецком.

Впрочем судьба семейства Ляуданских, последних хозяев агрохолдинга «Воецких» в Кушнаренковском районе – совсем другая история.

Сделаем остановку, но не покинем отдыхающих под снежком бережков романтической речки Каряки, нас ждут новые открытия!

Приглашаю на сайт «Роднов и его друзья»!

Михаил Роднов, доктор исторических наук

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *