История

Исторические картинки. Дом Рябининых

Есть в нашем городе на ул. Гоголя одноэтажный деревянный дом, ещё недавно ничем не отличавшийся от своих собратьев, заботливо выкрашенных коммунальщиками к саммитам в серый цвет, остроумно названный ими «жемчужным».

2015 год

Дом очень старый, за полтора столетия своего существования он потерял почти все свои украшения, и «высокая» комиссия не сочла его достойным включения в Реестр охраняемых памятников. Дом подлежал сносу, на его месте должна была разместиться парковка для строящегося рядом здания Арбитражного суда. Но почему-то именно этот дом привлёк внимание волонтёров из нового молодёжного движения «Том Сойер Фест». Ребята взялись отреставрировать его, вернуть исторический облик по старой фотографии.

До революции этот дом принадлежал Действительному статскому советнику Николаю Васильевичу Рябинину. Николай Васильевич родился в 1850 году в городе Енисейске в семье московских мещан. В 1873 году окончил юридический факультет Казанского университета со степенью кандидата юридических наук. Службу начинал в Казанской губернии. Был Мировым Судьёй в Царевококшайском уезде, Судебным Следователем в Мамадышском уезде и в г. Казани, Уездным членом Вятского Окружного суда.

Рябинин Николай Васильевич

В 1894 году Рябинин получил назначение в Уфимскую губернию, в Уфимский Окружный Суд. Ему уже было 44 года, он имел семью: жену Евдокию Родионовну и детей Александра (1872 г.р.), Михаила (1873), Николая (1878), Владимира (1882), Екатерину (1883), Надежду (1886), Сергея (1894).

В Уфе к этому времени уже обосновалась семья его родного брата Михаила Васильевича Рябинина. (Михаил Васильевич заведовал ветеринарным отделом в Губернской Управе, являлся членом различных общественных организаций, с 1904 по 1915 годы исполнял должность Заступающего место Городского Головы). Михаил Васильевич к тому времени проживал на улице Гоголевской 22 (в современной нумерации 26 и 26а). Николай Васильевич покупает соседнюю усадьбу (№ 20) у наследников Анны Гавриловны Тихановской. Анна Гавриловна Тихановская – дочь подпоручика Гаврилы Платцова (-ева), умершего в 1843 году. Мужем её был Тихановский Степан Васильевич, из «смоленской шляхты», Статский Советник, служил казначеем в Казенной Палате до 1862-63 гг. Умер в 1868 году. Их дочь Тихановская Александра Степановна. В замужестве Теласкова. Муж Теласков Василий Алексеевич, Статский Советник, преподавал в Татарской учительской школе, избирался Действительным членом Губернского Статистического Комитета.


Дореволюционное фото дома № 20 по ул. Гоголевской

Николай Васильевич служил Уездным Членом Уфимского Окружного Суда по Уфимскому уезду. Его юридическая карьера была долгой (более 45 лет) и безупречной. В 1906 году он был произведён в чин Действительного Статского Советника за отличие в службе. Был награжден государственными наградами: орденом Св. Станислава 2 ст., орденом Св. Анны 2 ст., орденом Св. Владимира 4 ст., серебряной медалью в память царствования Императора Александра III и бронзовой медалью в память 300-летия царствования Дома Романовых.

После смерти жены в 1906 году Рябинину пришлось одному воспитывать младших детей. Тем не менее, все дети получили достойное образование.

Сыновья пошли по стопам отца, посвятили себя государственной службе. Согласно данным Адрес-Календаря Уфимской губернии на 1917 год: Александр Николаевич Рябинин – н.с., член Городского Присутствия по промысловому налогу, старший помощник надзирателя Акцизного управления, Николай Николаевич – н.с., Судебный следователь по важнейшим делам Окружного Суда. Владимир Николаевич окончил Землемерное училище, служил в Отделении Крестьянского Поземельного банка помощником делопроизводителя. Михаил Николаевич Рябинин заведовал аптекой чижевской городской больницы. Дочь Екатерина стала зубным врачом, а Надежда преподавала в частной гимназии.

Это изображение имеет пустой атрибут alt; его имя файла - foto-5.jpg
Семья Рябининых в саду, 1913 год

На участке, принадлежавшем семье, был построен второй дом, двухэтажный, деревянный, для семьи сына Николая Николаевича Рябинина. Дом находился во дворе, прямо за лицевым домом. В советское время в нем размещался детский сад.

Дворовый дом Рябининых

Ко времени Октябрьского переворота в России Николай Васильевич был уже довольно пожилым и очень больным человеком, дом его заложен. Он пишет прошение об отставке и уходит на пенсию. Но летом 1918 года в Уфе устанавливается власть белых, Всероссийское Учредительное собрание выносит решение об открытии в Уфимском Окружном Суде второго гражданского отделения, и Рябинин единогласно избирается Членом Уфимского Окружного суда по административному отделению. Начинаются обычные бюрократические проволочки: приказ о назначении должен пройти утверждение в вышестоящих инстанциях в городах, уже находящихся в зоне активных боевых действий (Казань, Самара). Получив 5 ноября 1918 года на руки приказ о своем назначении, Рябинин выезжает 9 ноября в эвакуацию с Окружным Судом и 21 ноября прибывает в Красноярск. Там он проживает в помещении Окружного Суда, совершенно не имея средств к существованию, так как его назначение не было подтверждено сверху. В феврале 1919 года он пишет прошение Министру Юстиции в Омск о решении своего вопроса.

Дальнейшая судьба Николая Васильевича неизвестна. Судя по всему, одновременно с ним, в Красноярск выехали и его сыновья Владимир, Николай и Сергей (проживали в Красноярске с декабря 1919 года). После разгрома Колчака все они были арестованы Красноярской ГубЧК в апреле 1920 года, позже отпущены под подписку о невыезде. Реабилитированы в 2004 году (с сайта Красноярского Мемориала).

После революции дома Рябинина были муниципализированы. Сначала арендатором числился Рябинин Владимир Николаевич. Жильцы писали на него кляузы.

В газете «Власть труда» за 25 июня 1922 года появилась анонимная статья «Обнаглевший хулиган»:

«…Рябинин в течении девяти месяцев не сделал никакого ремонта (даже мелкого) для квартирантов не вставляет стекла, не починяет раковины, не прилаживает замки даже к наружным дверям… и наконец дошел до рукоприкладства. Очевидно решил, что тут можно держать себя также свободно, как у Колчака, за которым он в свое время бегал в Сибирь, как верный холоп…. Если Коммунотдел действительно дорожит интересами квартирантов советских служащих, он должен не только сдать дома в аренду самим квартирантам, но и выселить Рябинина в 24 часа. Правда, для расторжения договора с Рябининым нужны известные формальности, но мы думаем, что даже сейчас при введении революционной законности не может быть никакой формальности до бесчувствия, ибо такая формальность называется не революционной законностью, а перлом бюрократизма. Впрочем, 9 месяцев прошло, а для квартирантов он пальцем не ударил, а сделал кое-что только для себя, например посеял себе картошку».

(Орфография оригинала)

В 1926 году оба этих дома принадлежат уже жилищному кооперативу «НАЧАЛО». Здесь проживают 16 семей, 40 человек.

Дом Рябинина Н.В. после реставрации, 2018 год

Летом 2018 г. волонтерами «Том Сойер Фест» была проведена реставрация дома. После этого он засиял новыми красками. Буквально.

Я переписываюсь с праправнучкой Николая Васильевича Рябинина Светланой Тарнопольской-Елисеевой из Москвы. Её ветка – от Николая Николаевича Рябинина, жена Алевтина Михайловна. У них была дочь Зоя 1916 г.р. – это бабушка Светланы. Бабушка сохранила семейный альбом, вещи, документы, сохранился даже орден св. Анны Николая Васильевича. Старые фотографии домов и семьи – из семейного альбома Светланы.

Выдержки из её писем:

«Бабушка каким-то образом сделала всех этих людей, которых я никогда не знала, очень родными мне. Наверное, почти все судьбы людей того времени можно назвать трагическими. История моей семьи, к сожалению, не исключение. Меня в юности, помню, потрясло в семейном архиве сравнение фотографий прабабушки в молодости и позже и брата Николая Николаевича – Сергея – тоже в молодости и в 30-х, это как разные люди, так жизнь по ним проехалась и отразилась на лицах. Словами не передать.

Николай Николаевич, хоть и работал в советское время юрисконсультом на каком-то советском предприятии, но жизнь их была крайне тяжела, я даже не знаю, где он умер (у меня записано что 15.03.1937). Видимо, после этого Алевтина Михайловна уехала с дочерью в Питер (к своим сестрам?) Она умерла в блокаду от голода (у меня сохранились ее письма оттуда – до сих пор не могу их дочитать – так больно).

Хотелось бы верить, что я не единственный оставшийся потомок этой семьи (и у Михаила, и у Александра Рябининых были дети, а у них свои дети).

Надеюсь когда-нибудь найти своих родственников…»

Татьяна Тарасова, краевед

One Comment

  • Светлана

    Прекрасная статья – приятное изложение, грамотно структурирована, достоверные данные, отличные фотографии. Спасибо и респект Татьяне Тарасовой!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *